ventiks.ru - капиллярные защитные термостаты.
На главную Обратная связь
На главную
Последние новости

Книга об изучении России в США.

            Петров Е.В. История американского россиеведения: Курс лекций / Рос. таможенная академия;- СПб. фил. им. В.Б. Бобкова. СПб., 1998.- 214 с.
            В виде курса лекций для студентов опубликована история американского россиеведения . Ее автор молодой ученый, но уже доктор исторических наук, известный своими статьями, посвященными русской исторической науке за рубежом. В его новой книге впервые российский читатель может получить краткую, но точную справку о почти всех ученых, занимавшихся в Америке историей, политологией и социологией России (т.н. россиеведов ). Чувствуется, что любимой темой автора является освещение творческого наследия русских историков, оказавшихся в эмиграции в США, их жизни, особенностей вхождения в американскую систему науки. В основе современного понимания и оценок столь уникального для науки первой половины XX столетия опыта творческих судеб русских историков-эмигрантов лежит сложное переплетение мировоззрений нескольких поколений как отечественных, так и зарубежных исследователей, весьма отличающихся друг от друга. Автор, проанализировав литературу русского зарубежья, работы англо-американских авторов и отечественные труды, обоснованно говорит о существенной разнице, сложившейся между накопленным архивным материалом и степенью его обобщения в современной исторической литературе. 

 Материал в работе Е.В. Петрова расположен по хронологическому принципу каждому отрезку времени соответствует определенный временной период с 1870-х годов и до наших дней. Каждая из таких лекций делится на подразделы, они построены по тематическому принципу в зависимости от наиболее ярких событий, проблем или явлений американского россиеведения. При этом материал в каждом из них в свою очередь можно условно разделить на две смысловые части: русские ученые эмигранты - преподаватели университетов и исследователи научных центров США о Родине, а так же американские ученые-слависты о России. Содержание книги отличается наличием ранее неизвестных фактов. Как, например, биографические данные об организаторе исторической славистики в США Арчибальде К. Кулидже или о Лео Винере и т. д. Особенно тщательно исследуются судьбы русских эмигрантов, преподававших в крупнейших американских университетах Гарварде и Йеле (М.И. Ростовцев, Г.В. Вернадский, М.М. Карпович, С.Г. Пушкарев). Нужно отдать должное автору, это не простое перечисление биографических и библиографических данных об ученых, чем грешат многие наши эмигрантоведческие работы, а стройная логичная концепция. Е.В. Петров подробно останавливается на развитии в эмигрантской исторической науки концепций евразийства и феврализма, и об их влиянии на преподавание русской истории в университетах США. Собранные Петровым Е.В. материалы о контрактном опыте работы русских историков-эмигрантов в США позволяют переосмыслить в целом процесс становления и развития профессионального сообщества учёных-профессоров в рамках истории исторической науки российской эмиграции, существенно дополнив исследовательскую традицию. Проведённое Петровым Е.В. исследование позволяет воссоздать картину академической жизни российской диаспоры в США в первой половине XX века, полнее представить положение и быт русских историков за рубежом. Новизной привлекают сюжеты, посвященные изучению роли русских учёных в деле собирания материалов зарубежной архивной россики.

Впервые российский читатель может получить достаточно полное представление о деятельности большинства историко-научных учреждений русской диаспоры и многочисленных русских народных университетов в США. Как явствует из приведённых в работе фактов и документов, русские историки-эмигранты оказали заметное влияние на восприятие образа России в американском обществе.

Вместе с тем, работа Е.В. Петрова не лишена отдельных недостатков. Нельзя согласится с тезисом автора о не уникальности первой и второй волн научной русской эмиграции. Все-таки это было совершенно необычное явление в мировой истории - трагедия русских ученых, не мысливших себя без родины. М.И. Ростовцев, Г.В. Вернадский, М.М. Карпович, С.Г. Пушкарев, Н.И. Ульянов, С.А. Зеньковский - все они вернулись бы на родину, если бы не коммунистическая власть с неизбежным преследованием за научные убеждения. Не всегда автор  показывает, как сложилась судьба наиболее известных учеников русских историков - американских славистов. Как мог, например, известный советолог (ученик Г.В. Вернадского и М.М. Карповича) - Ричард Пайпс опуститься с научно-исторического мировоззрения до проявлений примитивнейшей русофобии. Жизнь и творчество некоторых историков-эмигрантов затронуто поверхностно, в особенности это относится к представителям второй волны, например, такому колоритному ученому - профессору Йельского университета Н.И. Ульянову. Книга Е.В. Петрова обогатила не только отечественное эмигрантоведение, но и изучение славистики в США.

Базанов П.Н.

Военная печать российской эмиграции: что это такое?

            Шинкарук И.С., Ершов В.Ф.   Российская военная эмиграция и ее печать, 1920-1939 гг. /И.Шинкарук, В.Ершов; Рос. гос. гуманит. ун-т. – М.: Ипполитов; РГГУ, 2000. – 100 с. – (Серия «Русские без отечества» / Отв. ред. С.В.Карпенко). – 100 экз.
            Начнём с того, что работу можно условно разбить (формальное деление на части, главы и параграфы отсутствуют) на две части:  история русской военной эмиграции и  военная печать русской эмиграции.

             Первая часть, написанная известным отечественным историком, исследователем русской военной эмиграции, д.и.н. В.Ф.Ершовым, в данной рецензии не рассматривается, так как оценка этого исследования может быть дана лишь специалистами в области военной истории. Вторая часть, посвященная «военной печати», автор – Ирина Шинкарук, вызывает много вопросов, принципиальных для изучения истории печати русского зарубежья. Попытаемся остановиться на некоторых из них.

            Во-первых, под военной печатью здесь понимаются периодические и продолжающиеся издания военной эмиграции. Для сравнения отметим, что в известной работе А.А.Геринга «Материалы к библиографии русской военной печати за рубежом» (Париж,1968) под термином «военная печать» понимается не только периодика, но и отдельные издания (книги, брошюры, листовки). Впрочем, отдельные издания все-таки упоминаются, правда, им посвящен всего один (!) абзац общих слов (С.52). При этом автор отмечает тот факт, что при ряде периодических изданий («Часовой», «Военный Сборник», «Морской Журнал») выходили отдельные издания – книги и брошюры, изданные типографским способом или с помощью множительного аппарата; некоторые интересные статьи издавались небольшим тиражом в виде отдельных оттисков.

             Из общей массы военной периодики И. Шинкарук выделяет «толстые» журналы – «Военный Сборник», «Война и Мир», «Армия и Флот» и т.п. (С.51). Однако уже на С.84  утверждается, что «военная периодика /…/ не имела своих «толстых» журналов. Военные издания были достаточно компактны по размерам и соответственно недороги по цене». Далее г-жа Шинкарук отмечает, что, следуя сложившейся в дореволюционной России традиции, в эмиграции читательская аудитория отдавала предпочтение не книгам, а «толстым» журналам. В качестве таковых среди военных изданий, автор приводит журналы «Часовой», «Военно-Морской Вестник» (?) (видимо имеется в виду пражский «Морской Журнал» – С.К.) и «Наша Станица» – т.е. издания, которые уж никак не могли быть «толстыми» журналами, поскольку их объем не превышал 30-40 страниц.

            Нельзя в полной мере согласиться и с утверждением, что редакция военных периодических изданий находилась в юридической и материальной зависимости от правительства стран проживания. В юридической (и политической) зависимости – да, но не в материальной. Было бы странно заподозрить, например, правительство Франции (особенно «левое» правительство Л.Блюма времен «Народного Фронта») в финансовой поддержке периодических изданий Казачьего Союза или журнала «Часовой».

            На С.72 делается вывод о том, что на протяжении 1920-х гг.  Берлин являлся главным центром издательской деятельности русской эмиграции, в т.ч. и ее военной части. Это утверждение верно ровно на половину. Историкам хорошо известно, что в 1920-е гг.  Берлин не являлся крупным центром военной эмиграции, а посему военных периодических изданий там выходило всего несколько (самое известное – многотомное издание «Белое Дело. Летопись Белой борьбы», издававшееся генералом А.А. фон Лампе). Большая часть военной периодики в 1920-ые годы выходила в Королевстве С.Х.С. (Югославия) и Болгарии, в меньших объемах (в порядке убывания) – во Франции, Чехословацкой республике, на Дальнем Востоке, Турции и в Северной Америке.

            Теперь еще ряд замечаний общего характера. Исследование строится исключительно на основании информации, извлеченной из самих военных журналов, без привлечения архивных материалов и опубликованных работ (одной работы М. Раева явно не достаточно). 

            Вообще отсутствует историография вопроса. Это более чем странно, поскольку за последнее десятилетие в России было опубликовано с десяток статей, посвященных именно военной периодике эмиграции. Таким образом, у читателя – неспециалиста может сложиться ошибочное представление, что перед ним – первая работа, посвященная исследованию данного вопроса.

            Отсутствует какая-либо классификация военных периодических изданий, не достаточно четко сформулированы, «растворены» в тексте функции военной периодики (информационно-комму-никативная, духовно-аксиологическая, научно-просветительная). Кроме того, слабо, на наш, подчеркиваем, взгляд, освещены тематика публиковавшихся материалов и вопросы распространения военной периодики за рубежом.

            Говоря о военных журналах, И.С. Шинкарук достаточно часто упоминает их сотрудников, ухитряясь при этом не назвать ни одного из наиболее известных. А ведь на страницах военной прессы публиковалось много прекрасных авторов, среди которых: ген. проф. Н.Н. Головин, ген. проф. А.К.Баиов, полк. проф. А.А. Зайцев, а также Б.В. Геруа, Е.Ф.Новицкий, А.А. фон Лампе, В.В. Орехов, Н.А. Монастырев, С.В. Гладкий, С.К. Терешенко, проф. И.А. Ильин, Н.П. Раклицкий, А.А. Керсновский, В.Х. Даватц и многие другие.

            В то же время необходимо отметить значимость данного исследования.  Достаточно точно определена роль военной периодики в эмигрантской жизни (в смысле идеологической направленности) в среде эмигрантской прессы (так  совершенно справедливо отмечается тяготение военной прессы к «правому» умеренному флангу и резкое отмежевание от «левого» (социал-демократического и либерального) крыла эмиграции). Указаны цели и задачи, которые ставили перед собой военные эмигранты, приступая к выпуску своих изданий. На конкретных примерах показаны проблемы финансирования военных изданий, справедливо связываемые автором с отношениями редакции издания со своими читателями. Из контекста работы также становится понятен в целом некоммерческий характер военной прессы.  В конечном счете автор закономерно приходит к точным и взвешенным выводам.

Кремнев С.С.

«Петербург незабываемый…»

            Горный С. Санкт-Петербург (Видения)./ Сост., вст. ст. и комм. А.М. Конечного. – СПб.,«Гиперион», 2000.- 111 с. - (Серия «Забытый Петербург», том 3).

Гаснул, как в туманном озере,
Петербург незабываемый…
Г.Иванов
(«В пышном доме графа Зубова…»)

            Прежде всего, хочется порадоваться, что в серии «Забытый Петербург» появляются книги, написанные «русскими в рассеянии». Их восприятие города не только проникновенно и поэтично, они, как никто другой, воссоздали образ Петербурга, «который мы потеряли», и, прежде всего потому,  что в самом деле его потеряли.

            Сергей Горный (Александр Оцуп) – весьма заметная фигура русского зарубежья. Известный до революции как автор сатирических и юмористических рассказов, в Берлине и Париже он сотрудничал в газете «Руль» и редактировал замечательный журнал «Театр и жизнь» (позже «Театр»), заведовал литературным отделом  иллюстрированного ежемесячника «Жар-птица» и выпустил ряд книг, с одной  из которых читатель сейчас имеет возможность познакомиться.

            Книга, изданная А. Конечным, привлекает и замечательным оформлением – для иллюстраций составитель использовал фотографии  столичных улиц и «объявления начала ХХ века» - смешную и наивную старую рекламу, и это как нельзя лучше передаёт атмосферу страниц Горного. Жаль только, что фотографии разных уголков города не подписаны – под пёстрыми афишами не узнаются и хорошо знакомые места.

            Издание открывает информативная вступительная статья составителя, но в ней, пожалуй, слишком много цитат из представляемого текста. Стоило бы не пересказывать обрисовку городских реалий автором, а может быть типологизировать его метод. «Вещизм» Горного ведь интересно перекликается с теоретическими установками акмеистов (недаром прозаические описания автора иногда напоминают петербургские стихи Осипа Мандельштама).

            Дополняют текст небольшой книги приложения, но, может быть, для них стоило выбрать не фрагменты другого его издания «Только о вещах», (её уместнее было бы переиздать целиком), а несколько его мемуарных статей, например, о Царском Селе (они были опубликованы в варшавской газете «Меч»). Кстати, по этой же причине  не стоило давать во вступительной статье огромную цитату из рецензии на «Санкт-Петербург» П.М. Пильского, а включить её текст целиком в приложение.

            Хочется надеяться, что в этой серии ещё появятся книги  русских «изгнанников». Например, петербургские дневники С.Р. Минцлова, или мемуарные статьи о Петербурге П.М. Пильского. Кстати, в последнем случае можно было бы замечательно проиллюстрировать разницу восприятия города «до» и «после». За несколько лет до революции автор выпустил брошюру «Господин Петроград», где изображение столицы  выполнено сатирическим пером, и совсем иначе выглядит тот же город  в его очерках сквозь  туман «чужбины».

Т. Исмагулова

 

О новом библиографическом указателе

            Е.Ю. Кузьмина - Караваева (мать Мария): Библиогр. указ. произведений и критической лит.- СПб.: Сударыня, 2002.-160 с.             Е.Ю. Кузьмина-Караваева (мать Мария) - выдающийся деятель русской культуры и Церкви первой половины ХХ века. Произведения м. Марии в последние годы стали "возвращаться" читателю, кроме того, существует весьма большое число работ, посвященных тем или иным сторонам жизни и творчества м. Марии. Наконец, теперь мы располагаем новым Библиографическим указателем произведений м. Марии и критической литературы, посвященной ей. В основу этого Указателя лег предыдущий библиографический справочник, выпущенный А.Н. Шустовым в 1994 г. Однако, новый указатель, помимо того, что он значительно расширен с учетом произведений, выходивших за последние годы, отличается от предыдущего еще и тем, что в него включен довольно полный перечень работ, посвященных жизни и творчеству м. Марии. Указатель выпущен Информационно-культурным центром "Русская эмиграция" в серии "Знаменитые эмигранты России" в Санкт-Петербурге в 2002 г., ответственные редакторы И.П. Кузнецова и А.Н. Шустов. В составлении  приняли участие также О.А. Александрова, Н.В. Бекжанова, В.В. Подсиорина, Н.А. Сидоренко и М.Д. Чернышева. Этот коллективный труд представляет несомненный интерес и будет служить большим подспорьем в работе всех, кто изучает русскую культуру первой половины ХХ века, жизнь и творчество м. Марии. Указатель составлен на высоком профессиональном уровне. Он включает в себя обширную информацию обо всех литературных произведениях м. Марии, о ее изобразительном творчестве (вышивках, рисунках, живописи, иконах), в нем также имеется перечень художественных произведений, где так или иначе воссоздан образ м. Марии. Уникальная личность м. Марии потребовала от составителей Указателя творческого подхода к его составлению, с чем они в целом с успехом справились.

Г.И. Беневич


Далее... Наверх Вернуться назад

Наши издания
Наша история
Наши сотрудники
Наши партнеры
Гостевая книга
Контактная информация
return_links($n); ?>